Форум Геннадия Бордукова

    Античная история и нумизматика.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Античная история и нумизматика. » Древняя Греция. » Имена в греческой истории.


    Имена в греческой истории.

    Сообщений 21 страница 25 из 25

    21

    Akrosas написал(а):

    Еще помню у какого-то античного автора читал про описание восьмирядника конкретно дословно - по 100 человек в каждом ряду, по 800 человек с каждой стороны и в сумме 1600 человек.

    Верхний (восьмой) ряд должен находиться выше ватерлинии примерно
    на 12 метров. Если весла верхнего ряда опускались в воду под углом
    градусов 30, на расстоянии метров 16-18 от корабля, то длина весла с
    учетом рычага для гребцов и той части, которая находилась в воде -
    метров 25.

    Многовато для эффективной работы.   %-)

    0

    22

    К слову, а может вообще люди с нескольких рядов управляли одним веслом, которое раздваивалось/растраивалось ближе к борту.  :idea:

    0

    23

    Плутарх о Полиоркете:
    (20): "Да, именно готовя боевую силу, а не используя ее в деле, обнаруживал Деметрий, сколько можно судить, лучшие стороны своего военного дарования. Он хотел, чтобы все необходимое было под рукою в изобилии; он был ненасытен в строительстве огромных кораблей и осадных машин и находил немалое удовольствие в наблюдении за этими работами. Способный и вдумчивый, он не обращал природную изобретательность на бесполезные забавы, как иные из царей, которые играли на флейте, занимались живописью или ремеслом чеканщика. Македонянин Аэроп на досуге мастерил маленькие столики и светильники. Аттал Филометор разводил целебные растения — не только белену и чемерицу, но и цикуту, наперстянку и живокость, — сам сеял и выращивал их в дворцовом саду, старался распознать свойства их соков и плодов и никогда не забывал вовремя собрать посеянное. Скифские цари гордились тем, что собственными руками оттачивают и заостряют наконечники стрел. Однако у Деметрия даже занятия ремеслами были поистине царскими, замыслы его отличались широким размахом, а творения, кроме изощренной изобретательности, обнаруживали высоту и благородство мысли, так что казались достойными не только ума или могущества, но и рук царя. Гигантскими размерами труды эти пугали даже друзей, красотою тешили даже врагов. Это сказано всерьез, а не для красного словца. Враги дивились и восхищались, глядя на корабли с шестнадцатью и пятнадцатью рядами весел, проплывавшие мимо их берегов, а «Погубительницы городов» так и приковывали взоры осажденных — сами события неопровержимо об этом свидетельствуют. Когда Деметрий осаждал Солы в Киликии, Лисимах, его противник и вообще самый злой враг Деметрия среди царей, прислал к нему гонца с просьбою показать военные машины и корабли в плавании. Деметрий показал, и Лисимах в изумлении удалился от Сол. Родосцы, которых Деметрий долго держал в осаде, после конца войны просили оставить им несколько машин как памятник его мощи и их мужества."

    Интересно, кто из царей занимался ремеслом чеканщика... :disappointed:
    Про Лисимаха и про Родосцев особенно чудные строки.  :rofl:

    0

    24

    Еще у Плутарха про Деметрия. Хотел было закончить как Митридат, но решил предать себя своему дяде - Селевку I. Кстати, Селевк потом сильно жалел, что не отпустил Деметрия, ссылаясь на то, что даже фракийцы отпустили из плена Лисимаха...
    "Кто-то решился заметить, что Деметрию, дескать, следовало бы сдаться на милость Селевка. Деметрий выхватил меч и хотел заколоть себя, тогда друзья обступили его, утешая и в один голос уговаривая последовать этому совету, и, в конце концов, Деметрий отправил к Селевку гонца с известием, что готов предать себя в его руки."

    Ну и в сравнении Деметрия и Антония много интересного:
    "Одно в Антонии, во всяком случае, заслуживает похвалы, — его щедрость и широта, но здесь Деметрий обладает неизмеримым превосходством: он дарил врагам столько, сколько Антоний не давал и друзьям. Правда, Антонию делает честь, что он приказал достойно похоронить Брута, но Деметрий предал погребению всех убитых неприятелей, а захваченных в плен вернул Птолемею, богато их одарив.
    В пору удач оба бывали разнузданы и наглы, оба без удержа предавались наслаждениям. Но никто не может сказать, будто Деметрий, за удовольствиями и распутством, хоть раз упустил случай и время действовать, — нет, всевозможные утехи он всегда соединял с обилием и избытком досуга, и со своею знаменитою Ламией, словно она, и в самом деле, вышла из сказки, развлекался лишь играючи, как бы в ленивой дреме. Когда же начинались приготовления к войне, копье его не было увито плющом и шлем не благоухал душистыми притираниями, он не выходил на битву сияющим и упоенным, прямо из женской спальни, но прекращал веселые сборища, полагал конец вакхическому неистовству и становился, говоря словами Эврипида, слугою нечестивого Арея, так что никогда решительно не совершал ошибок по легкомыслию или же из-за любви к наслаждениям. Другое дело Антоний: подобно тому, как на картинах мы видим Омфалу, которая отбирает у Геракла палицу или сбрасывает с его плеч львиную шкуру, так и Антоний, обезоруженный и околдованный Клеопатрой, не раз оставлял важнейшие дела и откладывал неотложные походы, чтобы разгуливать и развлекаться с нею на морском берегу близ Канопа или Тафосириды. А под конец он, словно Парис, бежал из сражения и спрятался у ее ног, только Парис-то бежал в опочивальню Елены побежденный, а Антоний, поспешая за Клеопатрой, упустил победу из рук.
    По отношению к родичам Деметрий был совершенно безупречен.
    Зато свои подвиги Деметрий совершал сам, а наиболее крупные и прекрасные из побед Антония были одержаны его полководцами в отсутствие главнокомандующего."

    Отредактировано Akrosas (2013-02-07 22:21:00)

    0

    25

    А вообще, Плутарх в своих жизнеописаниях описал видимо достойнейших - само-собой Александра Македонского, а из всех диадохов/эпигонов написал только про Деметрия Полиоркета, Пирра и Эвмена из Кардии.
    Ни Лисимаха, ни Селевка, ни Птолемея, ни остальных увы нет.

    Ну и что происходило во время пленения Деметрия. Думается в этот момент македонские войска, которые переметнулись от Деметрия к Пирру, крайне пожалели о случившемся...
    Плутарх(Пирр, XII): "После поражения Деметрия в Сирии Лисимах, избавленный от постоянной заботы и тревоги, двинулся, наконец, на Пирра, который стоял лагерем под Эдессой. Сперва он напал на обозы, подвозившие продовольствие, захватил их и вызвал в войске Пирра голод, затем письмами и речами побудил знатнейших македонян к измене, пристыдив их за то, что они поставили над собой господином чужестранца, чьи предки всегда были рабами македонян, а друзей и ближайших соратников Александра изгнали из Македонии. Когда многие склонились на уговоры Лисимаха, Пирр, испугавшись, ушел с войском эпиротов и союзников, потеряв Македонию так же, как прежде приобрел."
    Юстин( XVI,2): "Лисимах убил зятя своего Антипатра, который обвинял тестя в том, что вследствие его коварства потерял македонский царский престол; свою дочь Эвридику, которая поддерживала эти обвинения, Лисимах заключил в темницу."
    Павсаний(I,IX,8-9): "Лисимах вступил в войну и с Пирром, сыном Эакида. Выждав момент, когда Пирра не было в Эпире, так как он часто уходил в чужие земли, он опустошил весь Эпир и дошел до гробниц царей. Дальнейшее мне кажется невероятным, но Гиероним из Кардии пишет, что Лисимах, выкопав из земли кости покойников, разбросал их…"


    И про кончину Деметрия:
    Плутарх(Деметрий, LII): "На третьем году своего заключения Деметрий, от праздности, обжорства и пьянства, заболел и скончался в возрасте пятидесяти четырех лет. Все в один голос порицали Селевка, и сам он корил себя за чрезмерную подозрительность и за то, что не последовал примеру хотя бы варвара-фракийца Дромихета, который так мягко и подлинно по-царски обошелся с пленным Лисимахом."

    И похороны:
    Плутарх(Деметрий, LIII): "Сын его, Антигон, получив сообщение, что везут прах умершего, собрал все свои корабли, вышел навстречу к самым Островам и принял золотую урну на борт самого большого из флагманских судов. Города, близ которых флот останавливался на якоре, возлагали на урну венки либо даже отряжали особых посланцев в траурных одеждах сопровождать скорбную процессию и участвовать в похоронах. Когда корабли подходили к Коринфу, урну поместили высоко на корме, украсив ее царской багряницею и диадемой, а вокруг стали в караул юноши с копьями. Подле сидел Ксенофант, самый знаменитый из тогдашних флейтистов, и играл священный, глубоко чтимый напев, а так как весла двигались в строгой размеренности, их удары сопровождали песнь флейты, словно тяжкие биения в грудь. Наибольшую скорбь и сострадание у собравшихся на берегу вызывал, однако, сам Антигон, убитый горем, обливающийся слезами. Коринфяне оказали останкам Деметрия подобающие почести, возложили венки, а затем Антигон увез урну в Деметриаду и похоронил."

    Интересно, какой величины был корабль и как конкретно двигались весла...

    Отредактировано Akrosas (2013-02-07 22:48:48)

    0

    Похожие темы

    2019-11-08

    Вы здесь » Античная история и нумизматика. » Древняя Греция. » Имена в греческой истории.