Форум Геннадия Бордукова

    Античная история и нумизматика.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



    Книга Третья.

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    ГЛАВА I
    (1) Итак, относительно прочих внутренних частей сказано, сколько их, каковы они и чем отличаются друг от друга, остается сказать о частях, принимающих участие в порождении. Они у всех самок находятся внутри, а у самцов обнаруживают много различий: одни из животных с кровью не имеют яичек, другие хотя имеют их, но внутри; и [из] имеющих внутри, одни имеют их у поясницы, около почек, другие у живота, у [третьих] они снаружи. И половой член у них иногда прикреплен к животу, у других опущен, так же как яички; прикрепление к животу иное [у тех, которые] мочатся вперед, и [иное у тех, которые] мочатся назад.
    (2) Из рыб ни одна не имеет яичек, так же как [вообще] ни одно животное из тех, которые имеют жабры; не имеют яичек весь род змей и вообще ни одно безногое [животное], если только оно не родит живых детей. Птицы, хотя имеют яички, но имеют их внутри, около поясницы - То же и у четвероногих яйцеродящих, например, у ящериц, черепахи, крокодила, а из живородящих - у ежа. У других имеющих их внутри они помещаются около живота, как из безногих у дельфина, из четвероногих живородящих у слона. У остальных они видны снаружи. А относительно различного прикрепления их к животу и к смежному с ним месту, сказано раньше[1]; у одних они прикреплены сзади и не висят, как в роде свиней, у других подвешены, как у человека.
    (3) Итак, рыбы яичек не имеют, как сказано раньше, и змеи также, но они имеют два прохода, начинающиеся под диафрагмой по обе стороны позвоночника и сходящиеся в один проход, идущий сверху до места выхода выделения; верхними мы называем части около позвоночной кости. Во время спаривания они наполнены молоками, и при сдавливании их выходит белое семя. Различия, какие имеются между ними, следует изучать по анатомическим [таблицам][2]; позднее будет сказано об этих [различиях] подробнее в изложении особенностей каждого животного.
    (4) Яйцеродящие двуногие или четвероногие все имеют яички у поясницы ниже диафрагмы, одни белее, другие желтее, окруженные совсем тонкими венами; и от каждого тянется проход, [затем] они так же, как у рыб, сливаются в один над местом выхода выделения. Это место есть половой член, незаметный у малых животных, а у животных большей величины, например, у гуся и ему подобных, становится более заметным сейчас же после спаривания[3].
    (5) Проходы у этих [животных] и у рыб приращены к пояснице ниже желудка и кишок посередине большой вены, от которой тянутся протоки к каждому яичку. Как и у рыб, в период спаривания появляются молоки и проходы становятся хорошо видными, когда же пора пройдет, они иногда совсем незаметны, - так и у птиц: прежде чем начнут спариваться, яички у одних малы, у других совсем невидны, когда же спариваются, бывают очень велики. Яснее всего это выступает у полевых голубей и куропаток, так что, по мнению некоторых, зимой они совсем не имеют яичек.
    (6) Из тех животных, у которых яички находятся спереди, одни имеют их внутри у стенки живота, например, дельфин, другие снаружи, открыто, у конца живота; у тех и других все остальное устроено одинаково, разница в том, что у одних яички лежат сами по себе, у других, у кого они снаружи, в так называемой мошонке.
    (7) Сами яички у всех живородящих, способных к ходьбе, устроены следующим образом. Из аорты протягиваются венозные проходы на верхушки каждого из яичек и два других от почек; последние содержат кровь, а идущие из аорты бескровны[4]. От верхушки яичка идет проход более плотный и жилистый, чем те, и в каждом яичке [этот проход] загибается обратно к голове; от головы же[5] снова оба прохода сходятся впереди, у полового члена. Загибающиеся и прилегающие к яичкам проходы одеты общей оболочкой, так что кажутся одним проходом, если не снять оболочку.
    (8) Проход, прилежащий к яичку, содержит еще кровянистую влагу, менее однако, чем проходы, идущие сверху, от аорты, а в проходах, загибающихся в трубчатую часть полового члена, содержится белая влага. Идет проход и от мочевого пузыря и соединяется вверху с трубкой; а вокруг нее как бы покрышкой служит так называемый член.
    (9) Смотри сказанное в следующем чертеже[6]. Начало проходов, идущих от аорты, там, где А; головные части яичек и спускающиеся к ним проходы - где КК; идущие от них и прилегающие к яичкам проходы [обозначены] "омегами"; загибающиеся кверху, в которых содержится белая влага, - ВВ; половой член [обозначен буквой] "дельта"; мочевой пузырь Е, яички - [буквами] "пси". Когда эти яички отрезаны или удалены, проходы вверху спадаются. Разрушаются яички у одних, пока они молоды, раздавливанием, у других позднее - холощением. Случилось однажды, что охолощенный бык сейчас же покрыл и произвел потомство. Так обстоит дело относительно яичек у животных, матки же у тех, которые их имеют, устроены неодинаково, и не у всех они схожи, но у живородящих различаются как между собой, так и от маток яйцеродящих.
    (10) У всех [животных], имеющих матки [поблизости от] половых частей, они двураздельны, причем одна половина лежит в правой, другая в левой стороне, начало же у них одно, и одно маточное устье, подобное очень мясистой и хрящеватой трубке у животных наибольшего размера. [Двураз-дельная] часть [матки] называется hystera и delphys (почему и говорят adelphoi в смысле "братья"), [другую] часть [называют] трубчатой, третью - устьем[7].
    (11) У живородящих животных, двуногих или четвероногих, матка у всех помещается внизу под диафрагмой, например, у человека, собаки, свиньи, лошади и коровы, так же и у всех, носящих рога. На вершинах так называемых рогов матки большинство животных имеют завитки.
    (12) У кладущих яйца наружу положение не у всех одинаково, но у птиц матки помещаются под диафрагмой, у рыб - внизу, как у живородящих двуногих и четвероногих, только они тонки, перепончаты и длинны, так что у очень малых рыб каждая половина матки кажется одним яйцом, как будто рыбы, о которых говорят, что у них рассыпчатое яйцо, имели только два яйца; ведь у них не одно яйцо, а множество, почему оно и рассыпается на много частей.
    (13) Матка птиц имеет внизу мясистую и твердую трубку, части же под диафрагмой перепончаты и совсем тонки, так что можно подумать, что яйца находятся вне матки[8]. У птиц большей величины перепонка видна яснее и, если ее надувать через стебель, она поднимается и пузырится, у малых же все это менее заметно.
    (14) Так же обстоит дело с маткой у животных четвероногих, но яйцеродящих, каковы, например, черепахи, ящерицы, лягушки и тому подобные: трубку они имеют внизу в единственном числе и мясистую, а расщепленные части и яйца вверху под диафрагмой[9].
    (15) Те из безногих, которые родят наружу живых детенышей, а внутри производят яйца, например, акулы и прочие, именуемые селахиями (селахией называется животное, которое, будучи безногим и имея жабры, рождает живых[10]), имеют двурогую матку, которая так же, как и у птиц, тянется к диафрагме. Начавшись еще снизу, посередине обеих частей, она направляется к диафрагме, и яйца возникают здесь и вверху у начала диафрагмы; затем, когда они переходят в широкое место, из яиц возникают животные. Различие маток этих животных как между собой, так и с рыбами, можно подробнее увидеть на рисунках из "Анатомии".
    (16) Также род змей имеет отличия как от них, так и друг от друга: именно, все прочие роды змей откладывают яйца, гадюка одна родит живых детенышей, произведя сначала в себе яйца; поэтому матка ее похожа на матку селахии. Матка у змей длинная, как все тело, и тянется снизу, начавшись одним проходом, по обеим сторонам хребта, так как проход является двойным, до самой диафрагмы; и в ней возникают яйца рядами и откладываются не по одному, а непрерывной [массой].
    (17) Те, которые производят живых детей внутри и рождают их наружу, имеют матку выше желудка, а яйцеродящие все - внизу, у поясницы. Те же, которые производят на свет живых, а внутри себя яйца, соединяют и то и другое: одна часть, в которой помещаются яйца, находится внизу, у поясницы, другая у выхода, поверх кишок.
    (18) Существует, далее, такое различие между матками: носящие рога и не амфодонтные имеют в матке котиледоны[11], когда носят зародышей, также и некоторые амфодонтные, например, заяц, мышь[12] и летучая мышь. Прочие же амфодонтные живородящие и имеющие ноги, все имеют гладкую матку, и прикрепление зародышей происходит к самой матке, а не к котиледонам. Таким образом устроены неоднородные части животных, как наружные, так и внутренние.

    0

    2

    ГЛАВА II
    (19) Из частей однородных самой общей у всех животных с кровью являются кровь и часть, в которой она по природе содержится (эта часть называется веной), затем их аналоги - ихор и волокна, и то, что преимущественно образует тело животного - мясо и часть, аналогичная ему у отдельных родов, затем кость и ее аналоги, например, рыбья кость и хрящ. Далее, кожа, перепонка, нервы, волосы, ногти и части, соответственные им. Кроме того, жир, сало и выделения, как-то: кал, слизь, желтая и черная желчь[13].
    (20) Так как природа крови и вен, видимо, является началом, то следует прежде всего поговорить о них, особенно ввиду того, что некоторые из прежних авторов говорили неправильно. Причиной незнания служит трудность наблюдения этих предметов, так как у мертвых животных неясно расположение самых главных вен, вследствие того, что, по выходе крови, вены сейчас же спадаются и в особенности эти: из них кровь вытекает вся, как из сосуда. Ведь сама по себе ни одна часть не содержит крови, кроме небольшого количества в сердце, а вся она находится в венах. У живых же нельзя видеть, как они расположены, так как по природе они лежат внутри. Таким образом, изучавшие их на мертвых и вскрытых животных не видали самых главных начал[14], также, которые изучали их на сильно исхудалых людях, определяли начала вен, исходя из наружных признаков.
    (21) Сиеннесис, кипрский врач[15], говорит следующим образом: "Толстые вены от природы идут так: из глаза по брови, через спину около легкого под соски, вена с правой стороны налево, с левой направо; вена с левой стороны через печень в почку и в яичко, с правой в селезенку, почку и яичко, оттуда в половую часть".
    (22) А Диоген Аполлонийский говорит следующее: "С венами у человека дело обстоит так: существуют две самые большие, они протягиваются через полость живота около спинной кости, одна справа, другая слева, каждая в ногу соответственной стороны и вверх, в голову, около ключиц через горло. От них тянутся вены по всему телу, от правой в правую сторону, от левой в левую, две самые большие в сердце у самого спинного хребта, другие немного выше через грудь под мышкой, соответственно в каждую руку, и называется одна селезеночной, другая печеночной. Концы их разветвляются: одна ветвь идет в большой палец, другая в ладонь, а от них отходят много тонких ветвей в остальную руку и пальцы.
    (23) И другие более тонкие вены отходят от главных вен, с правой стороны в печень, с левой в селезенку и почки. Вены, направляющиеся в ноги, разветвляются у места их прикрепления и тянутся через все бедро: самая большая из них идет по задней стороне бедра и является толстой, другая немного менее толстая, по внутренней стороне. Затем около колена они направляются в голень и ступню, так же, как вены, идущие в руку, доходят до подошвы и отсюда направляются к пальцам.
    (24) Отходят также от них много тонких вен к желудку и в бока. Вены, направляющиеся к голове через горло, сильно выступают на шее; от каждой из них, там, где она оканчивается, ответвляются в голову многочисленные вены, с правой стороны в левую и с левой в правую; оканчиваются они обе около уха. Имеется в шее с обеих сторон и другая вена наряду с большой, немного меньше, чем она, с которой соединяется большинство вен из самой головы; они также тянутся через горло внутрь, и от каждой из них тянутся вены под лопатку и в руки, и возле селезеночной и печеночной вены видны две другие меньшей величины, которые открывают, когда болит что-нибудь под кожей; если же в животе - печеночную и селезеночную.
    (25) Тянутся от них и другие вены под соски. Другие от каждой из них, тонкие, тянутся через спинной мозг в яички, другие под кожу и через мясо тянутся в почки и оканчиваются у мужчин в яичках, а у женщин в матке. Вены, выходящие первыми из живота, шире, затем становятся тоньше, пока не переменят место с правой стороны на левую и с левой на правую; эти вены называются семенными. Самая густая кровь находится под мясными частями, переходя же в эти места, она становится тонкой, горячей и пенистой". [Так говорили Сиеннесис и Диоген[16].]

    ГЛАВА III
    (26) Полиб[17] же [пишет по этому поводу] следующее: Имеются четыре пары вен. А именно, первая идет от затылка[18] через шею снаружи около позвоночника, с той и другой стороны, до седалищных частей [и далее] в ноги, затем через голени в наружную часть лодыжек и в ступни; поэтому при болях спины и седалищной [области] сечение вен производят в коленном сгибе и в наружной [стороне] лодыжек.
    (27) Вторая пара вен ([вены этой пары] называются яремными) идет от головы, [проходит] около ушей и [далее] через шею, [затем] внутри вдоль позвоночного столба, направляясь около поясничных частей в яички и бедра, и по внутренней стороне коленного сгиба и голени к внутреннему мыщелку и в ступни; поэтому и кровь пускают при болях в пояснице и яичках из подколенной впадины и лодыжек.
    (28) Вены третьей пары от висков через шею под лопатками приходят в легкое, идущие с правой стороны в левую под соском - в селезенку и почку, идущие слева направо из легкого - под сосок в печень и почку; обе оканчиваются у заднего прохода.
    (29) [Вены] четвертой [пары] идут от передней части головы и глаз под шею и ключицы; отсюда они тянутся вдоль плечевой кости сверху к локтевым сгибам, затем по локтевым костям на запястья и сгибы, и по нижней части плечевой кости в подмышечную впадину и сверху на ребра, пока не достигнут одна селезенки, другая печени; затем обе, [пройдя] поверх желудка, оканчиваются в половой части".
    (30) Таково почти все, [до сих пор об этом] сказанное другими. Есть и такие [авторы, писавшие] о природе, которые не занимались подробно венами, но все одинаково выводили начало их из головы и головного мозга, утверждая [это] неправильно. В силу трудности наблюдения, о чем сказано раньше, изучать их в достаточной мере можно только на животных удушенных, доведенных предварительно до исхудания, если кого-нибудь подобные вещи интересуют. Относительно природы вен дело обстоит таким образом.
    (31) Две вены располагаются в груди, внутри, вдоль позвоночника: большая из них находится впереди, меньшая позади, и большая преимущественно в правой стороне, меньшая в левой, именно та, которую называют аортой оттого, что и у мертвых видна ее жилистая часть[19]. Они получают начало от сердца, ибо проходя через другие внутренности, с которыми встречаются на пути, сохраняют [свою] целость и остаются венами; сердце же является как бы частью их, и [оно] больше передней и большей вены, потому что вены эти расположены сверху и снизу, а посередине их находится сердце.
    (32) Всякое сердце заключает в себе полости, но у очень малых животных [даже и] самая большая из них едва заметна; у животных средней величины заметна и другая, у самых больших - три[20]. В сердцах, острый конец которых смотрит вперед, как сказано раньше, самая большая полость расположена в правой стороне, а самая верхняя, самая малая - в левой стороне; средняя по величине - посередине между обеими, [причем и малая и средняя], обе значительно меньше наибольшей. Все они соединяются отверстиями с легким[21], но это [применительно ко всем этим полостям], за исключением одной, незаметно вследствие малости проходов.
    (33) Большая же вена начинается из самой большой полости [сердца] сверху и с правой стороны, затем через среднюю полость снова тянется вена, как будто бы эта полость была частью вены, в которой застаивается кровь. Аорта же начинается от средней полости, только она не таким [непосредственным] образом сообщается с [этой полостью], а через значительно более узкую трубку. Кроме того, вена проходит через сердце, а аорта направлена влево от сердца[22]. Большая вена перепончата и кожиста, аорта уже ее и в значительной степени состоит из жил. Направляясь далее к голове и к нижним частям, она становится узкой и совершенно жилистой.
    (34) Прежде всего от верхней части сердца тянется часть большой вены к легкому и к месту присоединения аорты, представляя собой неразветвленную и крупную вену. От нее отделяются две ветви: одна к легкому, другая к позвоночнику и к последнему шейному позвонку[23] Вена, идущая к легкому, которое состоит из двух частей, сначала разделяется на две ветви, затем проходит около каждой дыхательной трубки и каждого отверстия, причем у трубок и отверстий большей величины идет большая ветвь, у меньшей - меньшая, так что нельзя взять ни одного кусочка [легкого], в котором не было бы отверстия и небольшой вены: конечные части неразличимы вследствие малой величины, но все легкое кажется наполненным кровью. Венозные ветви расположены выше трубок, идущих от артерии.
    (35) Вена, идущая к шейному позвонку и к позвоночнику, тянется назад по позвоночнику; ее и Гомер воспевает в своих стихах:
    ...жилу рассек совершенно
    С правого бока хребта непрерывно идущую к вые[24]
    От нее направляются небольшие вены к каждому ребру и каждому позвонку; у позвонка над почкой она разделяется на две части. Итак, эти части большой вены разветвляются [указанным] образом.
    (36) Кверху от них, от вены, отходящей от сердца, снова целая ветвь расщепляется в двух направлениях: одни вены направляются в бока и к ключицам, затем через подмышки идут у людей в руки, у четвероногих - в передние конечности, у птиц - в крылья, у рыб - в спинные плавники.
    (37) Начальные [участки] этих вен, где они впервые ответвляются, называются яремными; там же, где от большой вены ответвляются вены в шею, они идут рядом с артерией легкого, и если их схватить снаружи, то люди иногда падают без удушения в бесчувственном состоянии с закрытыми глазами[25]. Идя таким образом и имея посередине трахею, они доходят до ушей, где челюсти соединяются с головою.
    (38) От этого места они снова делятся на четыре вены, из которых одна, перегнувшись назад, проходит через шею и плечо и сходится с ранее отделившейся веной у сгиба плеча; другая ветвь оканчивается в кисти и пальцах; одна из прочих от места около ушей с той и с другой стороны направляется в головной мозг и распадается на множество тонких венок в так называемой мозговой оболочке. Сам же мозг у всех бескровен, и в нем не оканчивается ни одна вена, ни большая, ни малая.
    (39) Из остальных вен, ответвляющихся от указанной вены, одни кругом охватывают голову, другие оканчиваются тончайшими венами в органах чувств и зубах.

    0

    3

    ГЛАВА IV
    Таким же образом разделяются ветви меньшей вены, так называемой аорты, сопровождающие ветви большой [вены], с той только разницей, что ее проходы и [ответвляющиеся от нее] вены значительно меньше, чем у большой вены.
    (40) Вены выше сердца расположены [означенным] образом. Что же касается части большой вены ниже сердца[26], то она тянется сверху через диафрагму, соединяясь с аортой и позвоночником перепончатыми и тонкими ходами. От нее идет одна вена через печень, короткая, но широкая, от которой в печень протягиваются и там исчезают множество тонких вен.
    (41) От вены, идущей через печень, отходят две [ветви], из которых первая оканчивается в грудобрюшной преграде или так называемой диафрагме, а другая, поднимаясь обратно вверх, идет через подмышку в правую руку и сходится с другими венами по внутреннему сгибу. Поэтому, когда врачи ее открывают, некоторые болезни печени проходят[27].
    (42) От ее левой стороны отходит небольшая, но толстая вена в селезенку, и отходящие от нее веточки теряются в селезенке. От левой стороны большой вены таким же способом [как от правой вены] восходит в левую руку, только та идет через печень, эта же отлична от вены, идущей в селезенку. Кроме того, и другие вены ответвляются от большой вены, одна в сальник, одна в так называемый панкреас[28]; от нее же многочисленные вены тянутся через брыжжейку; все они оканчиваются в одной вене, больших размеров, протянутой по всему кишечнику и желудку вплоть до пищевода, и от них вокруг этих частей ветвится большое количество вен.
    (43) До почек и аорта и большая вена идут, каждая оставаясь единой, здесь же они, во-первых, больше прирастают к позвоночнику, во-вторых, каждая из них разделяется ламбдовидно на две части, [причем] большая вена [далее] располагается преимущественно позади аорты.
    (44) Наиболее же прирастает аорта к позвоночнику в области сердца, а прирастание происходит с помощью маленьких жилистых венок. Аорта по выходе из сердца имеет очень малый объем; идя вперед, она становится более узкой и жилистой. И от аорты так же, как от большой вены, тянутся вены в брыжжейку, только значительно уступающие по величине: они узки и похожи на волокна, и оканчиваются тонкими переплетающимися и волокнистыми венами малой величины. В печень и в селезенку от аорты не отходит ни одной вены.
    (45) Разделенные ветви каждой вены направляются в соответственную седалищную часть, и обе прилегают к кости. В почки идут также вены от большой вены и аорты, только не в полость, а теряются в теле почек.
    (46) Из аорты два других прохода ведут к мочевому пузырю, крепкие и непрерывающиеся, и другие из полости почек, не сообщающиеся с большой веной. А из середины каждой почки начинается вена полая и жилистая, тянущаяся у самого позвоночника через почки; затем каждая из них сначала исчезает у соответственного седалища, после чего они снова становятся заметными, касаясь седалищной кости. Концы их подходят к мочевому пузырю и половому члену у самцов, а у самок к матке[29]. От большой вены ни одна вена не идет к матке, а от аорты много и часто.
    (47) Тянутся от разделенных частей аорты и большой вены и другие вены, крупные и полые, в особенности в пах. Затем [эти вены], пройдя через ноги, оканчиваются в ступнях и пальцах [ног. От тех же разделенных частей аорты и большой вены тянутся] и другие [вены], идущие через пах и бедра накрест, одна - с левой стороны на правую, другая - с правой на левую[30], и соединяющиеся в подколенных впадинах с другими венами.
    (48) Из сказанного ясно, каким образом расположены вены и откуда они берут начало. Что касается начал и самых крупных вен, то у всех животных с кровью дело обстоит таким образом, а остальное множество вен не у всех одинаково: и ветви идут неодинаковым образом, и не все их имеют. Кроме того, не у всех это одинаково видно, но лучше всего у животных наиболее полнокровных и наибольшей величины, так как у животных малых и не полнокровных - либо по природе, либо из-за ожирения тела - этого нельзя изучить в такой мере: у одних проходы невидимы, как иногда каналы от большого количества ила, у других их мало и место вен [занимают] волокна. Но большая вена у всех видна яснее всего, даже у мелких [животных].

    ГЛАВА V
    (49) С нервами у животных дело обстоит следующим образом[31]. Начало [нервов] тоже идет от сердца, так как и сердце в себе содержит нервы, в самой большой полости, и так называемая аорта представляет собой образованную из нервов вену, а окончания ее - особенно: они не имеют полостей и так же натянуты, как нервы там, где эти последние оканчиваются около сгибов костей. Однако нервы по своей природе не являются чем-то непрерывным, имеющим один исток, как вены: ведь вены, как в рисуемых [художниками] контурах, передают фигуру всего тела, так что у сильно исхудавших вся масса тела кажется переполненной венами. Одно и то же место у худых состоит из вен, у потолстевших - из мяса. Нервы же протянуты кругом конечностей и сгибов костей; если бы строение их было непрерывно, то у исхудалых непрерывная связь всех нервов была бы очевидна.
    (50) Наибольшая часть нервов находится вокруг главной части, служащей для прыгания (она называется коленом), другой нерв двойной - шейная жила, далее нервы, служащие подмогой для укрепления тела: эпитонос[32] и плечевой; другие, безымянные, находятся около сгиба костей, которые, касаясь друг друга, связываются нервами, и вокруг всех костей находится множество нервов. В голове же нет ни одного нерва, но сами костные швы связывают ее.
    (51) Нерв по своей природе не расщепляется по ширине, но расщепляется по длине и имеет большое натяжение. Вокруг [нервов] имеется слизистая влага, белая и клейкая, которой они питаются и из которой, по-видимому, возникают. Вену можно прижигать, а всякий нерв, если его прижечь, разрушается. Если его перерезать, он не срастается. Те части тела, в которых нет нервов, не [подвергаются] оцепенению.
    (52) Наибольшее количество нервов располагается около ступней, кистей рук, ребер и лопаток, а также около шеи и плеч. Все животные с кровью имеют нервы, но [у тех из них], у которых нет сгибов, у безногих и безруких, нервы тонки и незаметны; поэтому у рыб они более всего заметны у плавников.

    ГЛАВА VI
    (53) Волокна занимают среднее место между нервом и веной. Некоторые из них содержат в себе влажность ихора и проходят от нервов к венам, а от тех [обратно] к нервам. Есть еще другой вид волокон, который возникает в крови, но не у каждого животного; когда эти волокна удалены, кровь не свертывается, если же не удалены - свертывается. Они присутствуют в крови большинства животных, но в крови самки оленя, лани, антилопы бубалис и некоторых других их нет. Потому кровь [этих животных] не свертывается подобно тому, как у прочих, но кровь оленей свертывается подобно тому, как у зайцев (у тех и других свертывание не плотное, как у прочих, а водянистое, наподобие [того, как свертывается молоко], если не положить в него сычуга). У антилопы бубалис же свертывание сильнее: оно напоминает свертывание крови у овец или же немного слабее[33].
    (54) Так обстоит дело с венами, нервами и волокнами.

    ГЛАВА VII
    Все кости животных связаны с одной и касаются друг друга, как вены; не бывает костей, совершенно отделенных [от остальных][34]. Началом у всех животных, имеющих кости, служит позвоночник; он составлен из позвонков и тянется от головы до седалища.
    (55) Позвонки все имеют отверстия; вверху с последними позвонками связана кость головы, именуемая черепом; в нем пилообразно зазубренная часть - шов. Череп устроен не у всех животных одинаково: одни имеют череп однокостный, как, например, собака, другие - составной, как человек; притом женщина имеет один круговой, а мужчина три шва, сходящиеся наверху, треугольной формы; видели и у мужчины голову без швов.
    (56) Голова слагается не из четырех костей, а из шести; две из них помещаются около ушей и по величине меньше остальных. От головы протягиваются челюстные кости. У речного крокодила подвижна верхняя челюсть, все же прочие животные двигают нижней челюстью. В челюстях помещаются зубы. [Они относятся к] кости как роду, [имеют с одной стороны] отверстие, [с другой] же без отверстия. [Это] единственная кость, [которую] невозможно разрезать[35].
    (57) От позвоночника [идет] и перонная [кость][36], и ключицы, и ребра. На ребрах располагается грудь, но эти ребра сходятся, другие же остаются несоединенными, ибо около желудка ни у одного животного нет костей. Далее идут кости в плечах и так называемые лопатки, смежные с ними плечевые кости, а за ними кости рук. Так же обстоит дело у животных, имеющих передние конечности. Внизу же, где оканчивается [позвоночник], за седалищной костью имеется бедренная впадина и затем кости ног, [то есть] бедер и голеней, которые [все вместе] называются [по-гречески] "коленес"; их частью являются лодыжки, а [также] так называемые шпоры - у тех, которые их имеют; за ними следуют кости ступней.
    (58) Животные с кровью, [способные к] ходьбе и живорождению, мало различаются в отношении костей, преимущественно по их твердости, мягкости и величине. Кроме того, некоторые из костей у одного и того же животного [могут] содержать мозг, в других же его нет. Можно подумать, что у иных животных вовсе нет мозга в костях, например, у льва, потому что он имеет его малым и тонким и притом в немногих костях: именно в бедренных и плечевых. У льва кости самые плотные и настолько тверды, что при трении их высекается огонь, наподобие как из камней[37]. Дельфин также имеет [настоящие] кости, а не колючие [рыбьи].
    (59) Кости остальных животных с кровью или мало чем отличны [от описанных], как, Например, кости птиц, или являются аналогами [костей], как у рыб: ведь у живородящих они хрящевые, как у так называемых селахий, а у яйцеродящих имеется колючая кость, которая [у них играет] ту же [роль], какую позвоночник у четвероногих. Особенность рыб составляет то, что у некоторых из них в мясе имеются отдельные тонкие косточки. И у змеи так же, как у рыб: позвоночник у нее из колючей кости. У более крупных [животных из числа] четвероногих яйцеродящих [позвоночник] более костный, у менее крупных - колючий.
    (60) Другие же костные части у одних имеются, у других нет. Но кому присущи известные части, имеют в них также соответственные кости. Те, которые не имеют ног и рук, не имеют и бедренных и берцовых костей, так же, как и те, которые имеют эти части, но не одинаковые, так как в них различие заключается или в большей, или в меньшей величине, или в том, что они аналогичны.
    (61) Так обстоит дело с природой костей у животных.

    0

    4

    ГЛАВА VIII
    И хрящ имеет ту же природу, что и кости, отличаясь только в количественном отношении. Так же, как кость, хрящ не вырастает, если будет отрезан. У животных с кровью, наземных и живородящих, в хряще не бывает полостей, не образуется в нем (как в костях) и мозг. Однако у селахии с их хрящевыми костями-колючками, [а именно, у тех среди селахии, у кого тело] уплощено, в позвоночнике есть хрящевые части, аналогичные костям и заключающие в себе мозговидную влагу. У живородящих, [способных к] ходьбе, имеются хрящи около ушей, в ноздрях и на концах некоторых костей.

    ГЛАВА IX
    (62) Существуют, далее, другие роды частей, не той же самой, но и не далеко отстоящей от этих природы, как-то: ногти, копыта цельные и раздвоенные, рога, а кроме того клюв, имеющийся у птиц - [все это встречается] у тех [животных, которым] присущи данные части. Все они сгибаются и расщепляются, в то время как кость не сгибаема, не расщепляема, а ломается.
    (63) И цвет ногтей, копыт раздвоенных и простых соответствует окраске кожи и волос: у имеющих черную кожу черны рога и копыта (если [эти животные] снабжены таковыми), у белых - белые, у [животных окраски] промежуточной соответственно средние. То же и относительно ногтей. Зубы же имеют природу костей; поэтому у черных людей (каковы эфиопы и им подобные) зубы равно как и кости белы, а ногти черны, как и вся кожа.
    (64) В рогах большая часть полая, от места, где они прирастают внутри к выросшей из головы кости, верхушка же сплошная и простая; только у оленей рога во всю длину сплошные и разветвленные. У всех прочих животных, имеющих рога, ни одно их не сбрасывает, только один олень сбрасывает их ежегодно, если только он не выхолощен; о холощеных же речь будет дальше. Рога приращены скорее к коже, чем к кости, поэтому во Фригии и в других местах встречаются быки, которые двигают рогами так же, как ушами.
    (65) Из имеющих ногти[38], - а имеют их все, кто имеет пальцы, а пальцы все, кто имеет ноги, кроме слона, у которого пальцы не расщепленные и едва намеченные, ногтей же совсем нет, - из имеющих ногти [или когти] одним [присущи] плоские ногти, как человеку, другим загнутые [когти], как льву из ходящих, орлу из летающих.

    ГЛАВА X
    (66) Относительно волос, их аналогов и кожи дело обстоит следующим образом. Волосы имеют животные, [способные к] ходьбе и живорождению, щитки - [способные к] ходьбе и яйцерождению, чешуи - только рыбы, которые откладывают рассыпчатую икру, так как из длиннотелых морской угорь имеет не такую икру, так же, как мурена, речной же угорь совсем ее не имеет.
    (67) Толщина, мягкость и величина волос различны смотря по месту (в каких частях они находятся) и по тому, какова кожа. В большинстве случаев на более толстой коже волосы тверже и толще; их больше и они длиннее в местах впалых и более влажных, если месту этому свойственны волосы.
    (68) Подобное замечается также у животных чешуйчатых и щитковых. Животные с мягкими волосами на хороших пастбищах получают волосы твердые, с твердыми - более мягкие и редкие. Различны они также в местах более теплых и более холодных: например, волосы человека в теплых странах, тверды, в холодных - мягки. Наконец, прямые волосы мягки, курчавые - тверды.

    ГЛАВА XI
    Волос по своей природе расщепляем, и по большей или меньшей степени этой расщепляемости волосы отличаются друг от друга. Некоторые волосы, постепенно изменяясь в своей твердости, похожи уже не на волосы, а на шипы: например, у сухопутных ежей. Приблизительно то же происходит и с ногтями, ибо ноготь у некоторых животных по своей твердости ничуть не отличается от кости.
    (69) Кожу человек имеет, в сопоставлении со [своей] величиной, самую тонкую из всех. Во всякой коже имеется слизистая клейкость, у одних меньше, у других больше, например, в коже быков, из которой изготовляют клей; в некоторых местах готовят клей также из рыб. Кожа, если ее разрезать, сама по себе нечувствительна, в особенности кожа головы, так как промежуток между ней и костью наиболее беден мясом. Там, где кожа лежит сама по себе, она, будучи рассечена, не срастается: например, тонкая часть щеки, крайняя плоть, веко. У всех животных кожа представляет собой нечто сплошное и только там в ней имеются промежутки, где естественные проходы выделяют жидкость, а также соответственно рту и ногтям.
    (70) Кожу имеют все животные с кровью, волосы же не все, но как об этом сказано раньше. При постарении волосы изменяют цвет и у человека белеют; это происходит и у других животных, только не очень заметно (кроме лошади). Волос начинает белеть с верхушки, однако большинство седых волос сразу вырастают белыми, откуда ясно, что поседение не есть высыхание, как утверждают некоторые, так как ничто не вырастает сразу сухим. В кожной высыпи, именуемой белой, все волосы становятся седыми; у некоторых больных [бывает так, что волосы] стали уже седыми, а по выздоровлении на месте выпавших вырастают черные[39]. Волосы седеют скорее, если их покрывают, нежели тогда, когда их предоставляют ветру. Первыми седеют у человека виски, и передние части седеют, раньше задних; последними - волосы на лобке.
    (71) Из всех животных только у человека волосы [бывают двух видов:] одни являются врожденными, другие вырастают впоследствии, с повзрослением. Врожденные - волосы на голове, ресницы, брови; вырастающие позже - сначала на лобке, во-вторых, под мышками, в-третьих, на подбородке. Число мест, в которых возникают врожденные и позднее появляющиеся волосы, одинаково.
    (72) Убывают и выпадают с возрастом больше всего и прежде всего волосы на голове, но только спереди, сзади ведь никто не лысеет. Отсутствие волос на темени называют плешивостью, на бровях - безбровием; ни то ни другое не появляется прежде начала половой жизни. Ни мальчик, ни женщина, ни евнухи не становятся плешивыми, а если они кастрированы до полового созревания, то поздние волосы не появляются; если же после, то выпадают только они, за исключением волос на лобке.
    (73) У женщин не растут волосы на подбородке, кроме немногих, когда у них прекращаются месячные, как, например, у жриц в Карин, что является, как думают, предзнаменованием будущего; другие волосы, хоть и вырастают, но в небольшом количестве. Бывают и мужчины и женщины от рождения лишенные поздно возникающих волос, но те, кто не имеют волос на лобке, оказываются бесплодными.
    (74) Прочие волосы растут соответственно больше или меньше: больше всего на голове, затем на подбородке, тонкие волосы сильнее всего. У некоторых стариков брови становятся настолько волосатыми, что их стригут, происходит это вследствие того, что они лежат над местом соединения; костей, которое, к старости расходясь, пропускает больше! жидкости. Ресницы же не растут, но выпадают, когда начинается половая жизнь, и сильнее всего у любострастных; седеют же они медленнее всех. Волосы, выдернутые до "акмэ", снова вырастают, позже - уже никогда.
    (75) Каждый волос имеет у корня клейкую влагу, и только что выдернутый волос, если прикоснуться им к легким предметам, поднимает их. Животные с разноцветными волосами имеют и шкуру пеструю, и кожу на языке. Что касается волос на лице, то у одних много волос на верхней губе и подбородке, у других эти части гладки, а волосаты щеки; люди, [у которых] плохо растет борода, меньше плешивеют. Волосы вырастают при некоторых болезнях, больше всего при чахотках, в старости, [а также и] у умерших, [причем] из мягких [они] становятся жесткими. То же самое происходит и с ногтями.
    (76) У любострастных скорее выпадают прирожденные волосы, тогда как волосы последующие растут скорее. Имеющие варикозные узлы лысеют меньше, а если получат их, будучи лысыми, то иногда обрастают волосами. Обрезанный волос не увеличивается, но вырастая снизу, становится больше. И чешуи у рыб становятся тверже и толще: при похудании и постарении они твердеют. Также и у четвероногих при постарении у кого волосы, у кого шерсть становятся длиннее, хотя и реже; у других копыта, простые и двойные, в старости увеличиваются. Подобно [этому] и клюв у птиц. Растут копыта так же, как ногти.

    0

    5

    ГЛАВА XII
    (77) У животных пернатых, каковы птицы, с возрастом ничего не изменяется, исключение составляет журавль, который будучи серым, к старости получает более темное оперение. Но в результате страданий, возникающих в различные времена года, когда, например, усиливается холод, одноцветные птицы становятся иногда из черных и темных белыми, наподобие того, как [это бывает у] ворона, воробья и ласточки; а у белых родов превращения в черные не наблюдалось. И в зависимости от времени года многие птицы изменяют окраску, так что неопытному их не узнать.
    (78) Некоторые животные изменяют окраску волос также в связи с изменением вод, [которые они пьют]: в одних местах [эти] животные светлеют, в других темнеют. И в отношении спаривания, воды во многих местах обладают такими свойствами, что овцы, пьющие их и покрытые сейчас же после питья, рождают черных ягнят, что, например, производит на Фракийской Халкидике в Ассиритиде река, называемая Псюхрос. И в Антандрии существуют две реки, одна из которых производит белых, другая черных овец[40]. Кажется, и река Скамандр производит рыжих овец, почему, говорят, и Гомер называет ее вместо Скамандра "Ксанф"[41].
    (79) Один только заяц имеет волосы на внутренней стороне щек и снизу под ступнями, [в то время как] прочие животные не имеют волос ни внутри, ни на нижней стороне лап, а только на верхней. Далее мышь-кит зубов во рту не имеет, а [имеет] волосы наподобие свиных. Остриженные волосы растут внизу, а не сверху, перья же ни снизу, ни сверху, а выпадают. Не вырастает вновь оторванное крыло у пчел и у других животных с цельными крыльями; а также и жало, но когда пчела теряет его, она погибает.

    ГЛАВА XIII
    (80) Имеются еще у всех животных с кровью перепончатые оболочки. Перепонка похожа на кожу, плотную и тонкую, но только она иного рода, так как не расщепляется и не растягивается. Вокруг каждой кости и каждой внутренности находится перепонка, как у больших, так и у малых животных, только у малых они незаметны вследствие крайней тонкости и малости. Самыми большими перепонками являются две оболочки вокруг головного мозга, из которых прилежащая к кости крепче и толще той, что окружает мозг[42], затем оболочка вокруг сердца[43]. Голая перепонка, если ее рассечь, не срастается, и кости, обнаженные от перепонок, омертвевают.

    ГЛАВА XIV
    (81) Сальник также представляет собой перепонку; его имеют все животные с кровью, но у одних он жировой, у других без жира. Начало его и место подвешивания у живородящих амфодонтных находится на середине желудка, там, где на нем имеется нечто подобное шву, а у животных не амфодонтных таким же образом на рубце.

    ГЛАВА XV
    (82) Мочевой пузырь также перепончат, но перепонка: здесь иного рода, так как может растягиваться. Мочевой пузырь имеют не все животные: живородящие все, а из яйцеродящих только черепаха. Будучи рассечен, мочевой пузырь также не срастается, разве только у самого начала мочеиспускательного канала, и то чрезвычайно редко; подобное уже имело место. У мертвых мочевой пузырь совсем не пропускает жидкости, а у живых пропускает и твердые составные части, из которых образуются у больных камни. У некоторых даже такие образования возникали в пузыре, что по виду они ничем не отличались от раковин.
    (83) Итак, относительно вены, нерва, кожи, относительно волокон и перепонок, далее, относительно волос, ногтей, копыт двойных и простых, рогов, зубов, клювов, хряща, костей и их аналогов - дело обстоит означенным образом.

    ГЛАВА XVI
    Мясо и то, что имеет сходную с ним природу, у всех животных с кровью помещается между кожей и костью или аналогами костей: ведь как колючая кость относится к настоящей, так и мясоподобная часть к мясу у животных, имеющих кости и колючки.
    (84) Мясо можно разделять во всех направлениях, а не только по длине, как жилы и вены. Когда животные худеют, мясные части исчезают и возникают маленькие вены и волокна; у пользующихся хорошим питанием вместо мяса появляется жир. У имеющих много мяса вены меньшей величины, кровь краснее, внутренности и желудок малы; а у кого вены большие, кровь темнее, внутренности и желудок большие, у тех мяса меньше. Мясо становится жирным у тех, которые имеют малые желудки.

    ГЛАВА XVII
    (85) Жир и сало отличны друг от друга: сало разламывается во всех направлениях и при охлаждении твердеет, жир льется и не застывает; и бульоны, [приготовленные из] животных с жиром, например, лошади и свиньи, не застывают, а из содержащих сало, например, овцы и козы, застывают. Они различаются также и по местонахождению: жир возникает между кожей и мясом, сало только на окраине мясных частей. Сальник у жировых животных жировой, у сальных - сальный.
    (86) Животные амфодонтные имеют жир, не амфодонтные - сало. Из внутренностей, печень у некоторых животных содержит жир: например, из рыб - у селахий. Из них приготовляют масло, которое образуется при их тушении, сами же селахий чрезвычайно бедны обособленным жиром и в мясе, и в животе. Сало у рыб также носит характер жира и не застывает.
    (87) Все животные имеют либо жирное мясо, либо обособленные скопления жира; те, которые таковых не имеют, а менее жирны около желудка и сальника, как, например, речной угорь; ибо у них мало сала вокруг сальника. У большийства [животных с кровью при постарении] тучнеет живот, в особенности у тех, которые ведут малоподвижный [образ жизни]. Головной мозг у животных, содержащих жир, блестящий, например, у свиньи, а у содержащих сало - сухой.
    (88) Что касается внутренностей, то животные тучнеют больше всего около почек, причем правая всегда оказывается менее жирной, и даже если они чрезвычайно тучны, всегда посредине остается известный промежуток. Почки [тучнеют] по окружности больше у сальных животных и в наибольшей степени у овцы: последняя умирает, когда почки со всех сторон [оказываются] закрытыми. Образуется же околопочечное потучнение от хороших пастбищ, как те, например, что у Леонтин Сицилийских; поэтому и выгоняют овец поздно днем, чтобы они меньше получили корма.

    0

    6

    ГЛАВА XVIII
    (89) У всех животных имеется сходное место в глазу кругом зрачка: этот участок бывает сальным у всех, имеющих его и не снабженных твердыми глазами. Все ожиревшие животные менее плодовиты, как самцы, так и самки. Тучнеют все больше в старом возрасте, чем в молодом; чаще всего, достигнув свойственной им величины в длину и ширину, [животные далее] увеличиваются и в толщину.

    ГЛАВА XIX
    (90) Относительно крови дело обстоит следующим образом. Кровь есть самое необходимое и общее для всех животных с кровью; она не приобретается, но присуща всем, кроме гибнущих. Вся кровь находится во вместилище - в так называемых венах, - и ни в чем ином, за исключением только сердца. Ни в одном животном кровь при соприкосновении с ней не вызывает ощущения, так же, как и экскременты желудка; не имеет ощущения при прикосновении ни головной, ни спинной мозг. В каком бы месте ни разрезать мясо, у живого появляется кровь, если только мясо не будет испорчено.
    (91) По своей природе кровь имеет сладкий вкус, если только она здорова, и красный цвет; кровь худшего (от природы или по болезни) качества темнее. Самая лучшая кровь - та, которая не слишком густа и не слишком жидка, если притом она не испорчена от природы или по болезни. Далее, кровь в живом теле всегда тепла и представляет собой жидкость, выйдя же наружу, свертывается у всех животных, кроме оленя, лани и им подобным по природе. Всякая иная кровь свертывается, если не удалены волокна. Скорее всего свертывается кровь быков[44].
    (92) Из животных с кровью те, что рождают живых детей в самих себе и наружу, имеют больше крови, нежели животные, хотя и имеющие кровь, но яйцеродящие. Животные, находящиеся в хорошем (по природе или же от здоровья) состоянии, имеют крови не слишком много - впрочем, ее слишком много бывает у только что выпивших [много жидкости] - и не мало, как у излишне тучных. Последние имеют кровь хотя и чистую, но в малом количестве, и тучнея, становятся малокровнее, так как жировое вещество бескровно. Оно не загнивает, тогда как кровь и кровяные вещества загнивают чрезвычайно скоро, и из них особенно те, которые расположены около костей.
    (93) Самую тонкую и чистую кровь имеет человек, самую густую и черную из живородящих - бык и осел. В нижних частях кровь становится гуще и чернее, чем в верхних. Пульсация крови [наблюдается] во всех венах животных почти одновременно, и единственной жидкостью, которая существует во всем теле животных и во все время, пока они живы, является только кровь.
    (94) Впервые возникает кровь у животных в сердце[45], прежде, чем начнет расчленяться все тело. Те, которые лишаются ее и у кого она выпущена в большом количестве, падают в обморок; у кого ее чрезмерно много - умирают; если она слишком разжижена - болеют. Она становится тогда ихоровидной и сывороточной настолько, что некоторые даже потели кровавым потом, а у некоторых по выходе не свертывается или совсем, или только в отдельных порциях. У спящих крови в наружных частях становится меньше, так что при уколе она течет не равномерно.
    (95) Из ихора путем варения получается кровь[46], из крови - жир. Заболевания крови ведут к кровотечениям из носа, из заднего прохода, или к расширению вен. Когда кровь загнивает, в теле образуется гной, а из гноя - узловатые утолщения.
    (96) Кровь самок отличается от крови самцов: при одинаковом возрасте и состоянии здоровья у самок она гуще и чернее, и в поверхностных частях у самок ее меньше, а внутри больше. Из всех животных женского пола наибольшее количество крови имеет женщина, и так называемые месячные бывают у женщин самыми обильными в сравнении с другими животными; при заболевании эта кровь называется истечением. Другие болезненные изменения крови у женщин встречаются сравнительно редко: у немногих делаются расширения вен, геморрой и кровотечение из носа. Когда что-либо подобное случается, месячные ухудшаются.
    (97) Кровь различается по количеству и виду [также] в зависимости от возраста: у совсем молодых она ихоровидна и ее больше, у стариков она густая, черная и ее немного, у зрелых среднее состояние; и свертывается она у стариков быстро, даже [находясь еще] внутри тела, в поверхностных частях; у молодых этого не бывает. Ихор же есть кровь непереваренная: или потому, что она еще не [успела] свариться, или потому, что стала сывороткой.

    ГЛАВА XX
    (98) Теперь относительно мозга, ибо и он также присущ ряду животных с кровью в качестве одной из увлажняющих частей. Все [виды] влаги, присущие по природе телу, содержатся в сосудах: как кровь в венах, так и мозг в костях; другие же - в. перепончатых [частях], коже и полостях. У молодых мозг всецело кровянистый, с возрастом у животных жировых он становится жировым, у сальных - сальным. Не все, однако, кости содержат мозг, а только полые, и из них в некоторых его нет: кости льва или совсем не содержат мозга, или очень мало, поэтому некоторые совсем отрицают мозг у львов, о чем было сказано и раньше[47]. Также и в свиных костях мозга мало, а в некоторых и совсем нет.
    (99) Эти жидкие части почти всегда врождены животным; части, возникающие позднее, суть молоко и семенная влага. Из них молоко у всех, кто его имеет, является обособленной жидкостью, семенная же влага не у всех, а у некоторых, например, так называемые молоки рыб. Все, у кого есть молоко, имеют его в млечных железах; их же имеют все живородящие в себе и наружу, каковы те, у которых имеются волосы, например, человек, лошадь и киты (т.е. дельфин, тюлень[48], фалена: ибо и они имеют млечные железы и молоко). Те же, которые рождают живых только наружу или откладывают яйца, не имеют ни млечных желез, ни молока: так [обстоит] у рыб и птиц.
    (100) Всякое молоко содержит водянистый ихор, называемый сывороткой, и плотное вещество, называемое сыром. Более густое молоко содержит больше сыра. Молоко не амфодонтных свертывается, почему и приготовляется сыр от домашних животных; у амфодонтных оно не свертывается так же, как и жир, и бывает жидким и сладким. Наиболее жидкое молоко у верблюда, затем у лошади, на третьем месте молоко осла; самое густое коровье[49]. От холода молоко не свертывается, а скорее дает сыворотку; от огня же свертывается и сгущается.
    (101) Ни у одного животного обыкновенно не образуется молока, пока [оно] не будет беременно; когда же забеременеет, [молоко] появляется, причем первое молоко [бывает] негодным. Также и после [одной или нескольких беременностей случается так, что] и без [новой] беременности появляется немного молока при [употреблении] некоторых видов пищи; однако у женщин постарше оно выходило и [просто] к при сосании, иногда даже в таком количестве, что они выкармливали ребенка. И пастухи около Эты, если коза не подпускает [самца], то сильно натирают ей вымя крапивой, что причиняет боль; после этого доится сначала кровянистое молоко, затем гноевидное и наконец уже [настоящее] молоко в количестве не меньшем, чем у слученных.
    (102) У самцов, как прочих животных, так и человека, как правило не бывает молока, однако у некоторых [оно] все-таки появляется, и на острове Лемнос козел из двух сосков, которые имеются у них около половой части, давал столько молока, что из него делали творог; и у происшедшего от него после спаривания козла было то же самое. Но подобные случаи считают за предзнаменование, так что и этому лемносцу, [хозяину козла], попросившему бога, бог изрек, что у него будет приумножение имущества. У некоторых мужчин иногда с наступлением половой зрелости выдавливается небольшое количество молока; а у некоторых в результате сосания выходило и много.
    (103) Молоку присуще жирное вещество, которое при свертывании молока становится маслянистым. Овечье молоко на Сицилии и в других местах, где оно жирно, смешивают с козьим. Свертывается не только молоко, богатое сыром, но и более тощее. Некоторые [животные] дают больше молока, чем это необходимо для выкармливания детей, и [оставшееся молоко] пригодно для приготовления сыра и для хранения; таково, прежде всего, молоко овечье и козье, затем уже коровье; кобылье же и ослиное молоко примешивают к фригийскому сыру. Сыра больше находится в коровьем молоке, чем в козьем: пастухи утверждают, что из амфоры козьего молока выходит сырков, стоимостью в один обол, двадцать [штук] без одного, а из коровьего тридцать. У других молока столько, сколько достаточно для детей, а избытка нет, и оно не пригодно для приготовления сыра. Таковы все животные, имеющие больше двух сосков: ни у одного из них нет избытка молока и оно не створаживается.
    (104) Молоко свертывается соком смоковницы и сычужиной; сок выдавливают на шерсть, и если ее обмыть небольшим количеством молока, то [этот сок], смешанный с молоком, свертывает его.

    ГЛАВА XXI
    Сычужина есть молоко: она содержится в желудке у сосущих. Сычужиной становится молоко, содержащее в себе сыр, именно, она образуется из молока, сваренного теплотой животного. Сычужину имеют все жвачные, из не амфодонтных - заяц. Сычужина тем лучше, чем она старше: такая лучше всего помогает при поносах; также и заячья; но самая лучшая сычужина от оленят.
    (105) Различие между животными, дающими молоко, в отношении большего или меньшего удоя зависит от величины их тела и от различий в корме. Например, в Фазисе коровы очень малы, но каждая из них дает помногу молока, а эпиротские коровы, очень крупные, дают при доении каждая амфору с половиной из каждого соска, причем доящий стоит на ногах, немного нагнувшись, так как сидя он не может достать.
    (106) В Эпире[50], кроме ослов, и другие четвероногие [вырастают до очень] крупных размеров, но больше всех коровы и собаки. Крупные [животные], конечно, нуждаются в большем количестве корма, но страна эта имеет множество прекрасных пастбищ, притом пригодных для любого времени года. Но самые крупные коровы и овцы - те, которых называют пирровскими: [они] получили это прозвание от царя Пирра[51].
    (107) Из кормов одни уничтожают молоко, например, индийская трава, в особенности у жвачных, другие увеличивают его количество, например, цитиз и горох, только цитиз в цвету непригоден - он жжет, а горох не полезен для беременных, так как они рождают труднее. В общем, четвероногие, способные много есть, и зачинают лучше, и дают много молока, если только получают корм. Производит молоко также прибавление некоторых растений, вызывающих вздутие, например, бобов, у овцы, козы, коровы, химеры[52]: [такая прибавка] заставляет опускать вымя. Если до родов вымя смотрит вниз, это признак того, что молока будет доиться много.
    (108) Молоко у всех, имеющих его, держится долгое время, если они не спариваются и имеют все необходимое; из четвероногих больше всего у овцы: она доится восемь месяцев. Вообще жвачные дают много молока и притом пригодного для приготовления сыра. Около Тороны у коров прекращается молоко за несколько дней до родов, остальное время они все его дают. У женщин синеватое молоко лучше белого для младенцев; у смуглых женщин молоко более здоровое, чем у имеющих светлую кожу. Питательнее молоко, содержащее его меньше.[53]

    ГЛАВА XXII
    (109) Семя извергают все, имеющие кровь; что оно привносит для дела порождения и каким образом, об этом будет сказано в другом месте[54]; наибольшее же количество по отношению к величине тела извергает человек. У животных, имеющих волосы, оно клейкое, у прочих клейкости не имеет. У всех оно белого цвета, и Геродот ложно написал, будто эфиопы извергают черное семя[55]. Семенная влага выходит белой и густой, если она здорова; выйдя же наружу, становится жидкой и темной. От холода она не застывает, но делается совсем жидкой и водянистой, как по цвету, так и по густоте; от тепла же свертывается и сгущается. А если выйдет, пробывши некоторое время в матке, то выходит более густой, иногда даже сухой и свернутой. Способное к оплодотворению семя в воде опускается вниз, бесплодное расплывается. Ложное написал о семенной влаге слонов также и Ктесий[56].

    0

    7

    Примечания:
    [1] ...сказано раньше... — в § 22 кн. второй.
    [2] ...по анатомическим [таблицам] — см. примеч. 79 к кн. первой.
    [3] ...после спаривания — указание это подтверждается современными представлениями о "яйцеродящих большей величины" — страусе и известных Ар. гусе и других пластинчатоклювых. У них встречается копулятивный орган — вырост дорзальной стенки клоаки, спирально развертываемый при его введении в яйцевод самки и непосредственно после этого (см. Тугаринов, с. 21)
    [4] ....яички... устроены следующим образом... идущие из аорты бескровны — см. примеч. 29. Под аортой имеется в виду брюшная аорта, от которой и отходят сперматические (яичко-вые) артерии, у Ар. — "венозные проходы"
    [5] ....обратно к голове; от головы же... — под "головой" имеется в виду caput epididymis.
    [6] ...в следующем чертеже — здесь, очевидно, в протографе ИЖ был чертеж, причем Ар. придавал ему важное значение, поскольку не отослал читателя к уже имевшимся "книгам о вскрытиях" (см. примеч. 79 к кн. первой), но дал почти только в этом единственном месте (еще в § 89 кн. пятой) свой собственный рисунок. Причина, видимо, в том, что данные § 9 Ар. получил путем самостоятельного анатомирования. В таком случае на основании текста этой главы его можно считать автором первого оригинального описания artena spermatica, vena spermauca, vas deferens. Чертеж в рукописях, к сожалению, не сохранился
    [7] ....матки... двураздельны... <...>...[другую] часть [называют] трубчатой, третью — устьем — в § 10—18 заложены основы позднейшей гинекологической терминологии, хотя термин delphys для обозначения матки не прижился. Другим употребленным Ар. терминам соответствуют, например, osuum uteri ("отверстие", букв, "устье" матки), cervix и т.д. Но под понятием "матка" Ар. объединяет приспособления для развития эмбрионов внутри материнского организма, приспособления, имеющие весьма различную природу. Ар. правильно провел этимологическую связь между delphys и adelphos (первоначально — "единоутробный"; см. Boisacq, р. 12; Chantraine, vol. 1, p. 261; Frisk, Lief. 1, S. 19). Ошибочным является (почерпнутое, возможно, из отдельных встречаемых у человека атавизмов или из аналогии с другими млекопитающими — копытными — см. § 11; насекомоядными, хищниками) представление о матке человека как о двураздельной или по крайней мере двурогой. Это представление через посредство Галена и средневековой биологии дожило до XVI—XVII ее. Из поздних комментаторов Ар. в наличии рогов у человеческой матки не сомневался, например, Ю. Скалигер, хотя о названных в § 11 "завитках" на мнимых "рогах" матки он уже ничего не говорит (Scaliger, р. 395).
    [8] ...яйца находятся вне матки — Ар. не имеет точного представления о локализации женских половых продуктов, не знает о яичниках и потому помещает процесс возникновения яиц у "яйцеродящих" в их воображаемую матку. Впервые яичники как отдельные образования намечены у Галена, который, проведя аналогию между ними и тестикулами, исправил еще и ту ошибку Αρ., что тестикулы якобы играют чисто механическую роль.
    [9] ...яйца вверху под диафрагмой — см. предыдущее примеч.
    [10] ...селахией называется... рождает живых... — видимо, позд-* нейшая глосса. Определение здесь запоздало: термин "селахия" уже не раз встречался выше, причем во всем аристотелевском корпусе он нигде не употреблен, как здесь, в единственном числе. Верно и то, что Ар. наверняка знал о селахиях, заведомо не подпадающих под данное здесь определение, например, о "яйцеродящих" видах скатов.
    [11] ...котиледоны... — "сосочки при устье матки у жвачных" (Дворецкий, т. 1, с. 974); из § 11 кн. десятой очевидно, что под котиледонами имелись в виду также и сосочковидные образования в человеческой матке. Впрочем, термин "котиледоны" зафиксирован и в других значениях: присоски на щупальцах осьминога, вертлужные впадины, углубления.
    [12] ...мышь... — некоторые авторы предлагают вместо "мышь" читать "свинья" (по-гречески это требует перемены лишь одной буквы).
    [13] ...слизь, желтая и черная желчь — не следует смешивать эти "выделения" с одноименными "стихиями организма"; об "однородных частях" см. примеч. 2 и 9 к кн. первой.
    [14] ...не видали самых главных начал... — здесь Ар. подчеркивает недостаточность (для изучения анатомии) одних лишь вскрытий мертвых животных. По существу, это программное требование вивисекции, при тогдашнем уровне биологической методики и преподавания, впрочем, не могущее еще быть проведенным в жизнь.
    [15] Сиеннесис, кипрский врач... — лицо, по другим источникам не известное. Учение о кровеносных сосудах, изложенное (во многом на основании более ранних достижении Диогена Аполлонийского — ср. следующее примеч. — и, очевидно, того же Сиеннесиса) в третьей книге ИЖ, есть попытка раскрыть их функцию и соотношения, что для Αρ., конечно, невозможно, поскольку он не знает о кровообращении. Правда, у него было некоторое представление о пульсации крови в артериях, хотя называл он их венами. Верно отмечено по поводу идей Ар. о строении кровеносной системы, что, «не зная принципов его подхода к кровеносным сосудам, можно было бы допустить, что он и пульсацию приписывал венам, если писал: "Кровь пульсирует и сильно бьется в венах животных во всем теле", между тем он исходил из "артерий"» (Абдуллаев, с. 165; см. ИЖ кн. третья, § 93). Функция же собственно вен и в значительной мере вообще кровеносных сосудов, согласно Αρ., заключена в том, что они своими взаимопереплетениями укрепляют целостность организма. О том же он говорит в ОЧЖ (663Ь). Ср. изд. 1937, примеч. 95, с. 199; а также с. 108, где по этому поводу дана прямая отсылка к ИЖ, в которой подробнее рассматривается данный вопрос.
    [16] [Так говорили Сиеннесис и Диоген] — в некоторых изданиях ИЖ эти слова отнесены к следующей (третьей) главе. Вероятнее всего это глосса — пометка слушателя или составителя конспекта, пожелавшего выделить в пределах текста ИЖ как бы скобками часть, передающую чужие (Сиеннесиса и Диогена) взгляды. Диоген Аполлонийский, ученик Анаксимена, так же, как и его учитель, считал основой Вселенной воздух. Описание (в цитате, которую приводит Ар.) хода сосудов слишком подробно для предположительной эпохи деятельности Диогена (середина V в. до н.э.) и, видимо, взято из какого-то более позднего трактата, еще до времени Ар. приписанного Диогену из Аполлонии. "
    [17] Полиб... — зять Гиппократа и один из видных представителей его школы. Цитируемый здесь у Ар. отрывок дословно есть в книге "О природе человека", что согласуется с давно существующим мнением о принадлежности этой и некоторых других книг "Гиппократова сборника" Полибу. Однако положение означенного отрывка в книге "О природе человека" (Гиппократ, 1994, с. 206) кажется изолированным. Он не связан с предыдущей и последующей фразами и был вставлен между ними при переписке, возможно, как раз из ИЖ. Попал он и в другую Гиппократову книгу, "О природе костей" (Гиппократ, 1941, т. 2, с. 111-112).
    [18] ...от затылка... — букв, "от задней [части] головы".
    [19] ...видна ее жилистая часть — еще один пример произвольной этимологии (см. примеч. 71 к кн. первой). Ему кажутся созвучными слова "аорта" и iheaomai (смотреть, рассматривать). Со времени комментария Ю. Скалигера принято возводить название аорты к глаголу aeiro: "поднимать" (Ар. тоже верит в механическое приподнимание или поддерживание сердца аортой, но не вводит это в этимологию), связывать это название с понятием "подъема и пульсирования" и сближать с такими словами, как aorteir (ременная перевязь) и arsis (подъем), (отрицание, снятие — филос).
    [20] Всякое сердце... у самых больших — три — относительно полостей в сердце см. примеч. 76 к кн. первой. В начале данной фразы, следуя рукописям, надо было бы поставить "всякое сердце заключает в себе полость" (koilian); в переводе Газы стоит "тройную полость", что противоречит указанию (в той же фразе), что трехраздельность сердца наблюдается только "у самых больших животных". Современное чтение упомянутого начала фразы, "всякое сердце заключает в себе полости", восходит к конъектуре Скалигера (Scaliger, р. 306) koilias вместо koilian.
    [21] Все они соединяются отверстиями с легким... — конечно, этого не может быть, но давно уже выдвинуто предположение (Barthelemy Saint-Hilaire, vol. 1, p. 230), что имеются в виду сосуды, идущие от сердца к легким: Ар. видел эти сосуды только полными воздуха.
    [22] ...аорта направлена влево от сердца — трудное место. Считаю необходимым принять конъектуру Д'Арси Томпсона. В рукописях данное место, если перевести буквально, звучит: "сосуд от сердца идет к аорте"; в машинописи 1950 г. переведено: "вена... в аорту направляется от сердца".
    [23] ...ветви... к позвоночнику и последнему шейному позвонку — имеется в виду непарная вена, впадающая в верхнюю полую вену (Синельниковы, т. 3, с. 138). Ар. ошибочно постулирует соединение непарной и легочной вен.

    0

    8

    Примечания:
    [24] ...жилу... непрерывно идущую к вые — Гомер, Илиада, XIII, 546—547; пер. Н. И. Гнедича.
    [25] ...падают... с закрытыми глазами — Ар. впервые в биологической литературе дает описание, хотя еще не вполне четкое, сонной артерии и явлений при сдавлении ее нервного узла.
    [26] ...вены ниже сердца... — vena cava inferior.
    [27] От вены, идущей через печень... <...>...некоторые болезни печени проходят — вены, соответствующей описанию в § 41, не существует. Вторая из упоминаемых здесь ветвей — по-видимому, одна из вен системы верхней полой вены, связанная с печеночной анастомозами. В период широкого применения кровопускания действительно считалось, что кровопускание из вен правой руки может дать облегчение в области печени. (По мнению Д'Арси Томпсона, Ар. смешивает две вены vena azygos и v. basilica.)
    [28] ...так называемый панкреас... — поджелудочная железа. Ее функции для Αρ., как можно видеть из контекста, остались неясными. Но главное здесь — впервые фиксирована поджелудочная железа как особое анатомическое образование.
    [29] Из аорты два других прохода... <...>...а у самок к матке — в § 46 Αρ., повторяя отчасти § 7, описывает сначала мочеточник, затем venae testiculans и owirica (Синельниковы, т. 13, с. 165). Вместо слов "через почки" большинство списков дает мало осмысленное "через жилы (нервы)" или "через вены".
    [30] ...одна — с левой стороны на правую, другая — с правой на левую... — здесь Ар. присоединяется к учению Сиеннесиса (см. § 21 и примеч. 15 к нему) о перекресте сосудов. Само по себе это учение не соответствует действительности, однако на этапе развития биологии, предшествовавшем открытию кровообращения, оно в какой-то мере содействовало укреплению образа организма как единой, внутренне взаимосвязанной системы. В то же время оно отражало общую создававшуюся при вскрытиях (хотя чисто внешнюю) картину расхождения сосудов от области сердца вверх и вниз, вправо и влево.
    [31] С нервами у животных дело обстоит следующим образом в этой и следующей главах определенную трудность представляет передача термина пета, который здесь употреблен в значении более широком, чем во многих других местах ИЖ. Это не просто "жилы" и "сухожилия", поскольку сюда же относятся различные плотные соединительно-тканые образования, стенки кровеносных сосудов, различные тяжи и анастомозы, равно как и настоящие нервы (которые внешне напоминают тонкие сухожилия и служат, как думали древние анатомы, для того, чтобы сгибать и разгибать те или иные части тела: о движущей роли мышечного сокращения античность не подозревала). Под этот же термин подводятся и собственно сухожилия, а также многочисленные волокна, хотя в то же время Ар. допускает, что "волокна (ines) занимают среднее место между нервом и веной" (§ 53). Поэтому здесь целесообразно сохранить для передачи пеига просто традиционную, наполовину транскрипционную форму "нервы", имея каждый раз в виду перечисленное разнообразие оттенков. Ср. также примеч. 33 к кн. первой.
    [32] ...эпитонос... — букв, "сильный, напряженный"; также "бакштаг, оттягивающая снасть". В данном случае в значении "оттягивающая жила".
    [33] ...свертывание сильнее... немного слабее — наблюдения о различиях между животными по свертываемости крови, приведенные в § 53, до сих пор в должной мере не проверены. Допускается, что снижение фибрина в крови оленей и паней наблюдается, когда пробу берут от животных, убитых после длительного бега (ОЧЖ, с. 188, примеч. 35). Что касается попыток Ар. осмыслить упомянутые различия, их нельзя признать особенно связными. Согласно ОЧЖ, "тонкость и чистота" крови без фибрина благоприятна для "понятливой психики", а волокна как "землистое" начало вызывают "кипение духа" (кабан, бык). Напротив, в кн. IV "Метеорологики" земля как элемент сближена с началом холода.
    [34] ...не бывает костей, совершенно отделенных [от остальных] — вторая половина фразы производит впечатление вставки, которой кто-то из учеников Ар. пытался пояснить первую полуфразу. Αρ., который указывает во второй кн. ИЖ (§ 63) на наличие кости в сердце быков и лошадей, а в § 59 кн. третьей — на "отдельные тонкие косточки" в мясе рыб, т.е. вполне допускает наличие костей, не примыкающих к остальному скелету, вряд ли стал бы здесь столь категорично писать, что таких костей "не бывает", даже если бы от его внимания (см. примеч. 36) ускользнула подъязычная кость.
    [35] ...невозможно разрезать — напрашивается предположение, что § 55 и 56 представляют собой позднейшую вставку или конспект, составленный по другим местам ИЖ. Первый из них, о швах черепа, пересказывает § 40 кн. первой (см. примеч. 51 к ней) со всеми ошибками, а "однокостность" черепа собаки восходит к общему источнику с сообщением в кн. второй, § 2 (см. примеч. 3 к кн. второй). Сообщение о крокодилах воспроизводит § 50 кн. первой. Сказанное о зубах как о "единственной кости, которую невозможно разрезать", не совсем ясно и не переводится без конъектур. Однако можно понять оригинал и так: сведения относятся не к зубам вообще, а к зубам крокодила — еще одна легендарная подробность к "реалистичному" портрету не виденного Ар. животного (см. примеч. 58 к кн. первой).
    [36] ...перонная [кость]... — таковая более нигде у Ар. не упомянута. Выдвигались предположения, что это — атлант (позвонок) либо подъязычная кость. Чаще понимают перонную кость как малую берцовую, потому что латинское fibula и греческое peronis одинаково означали "застежку". Однако это не объясняет, каким образом она "идет от позвоночника", да еще подобно ключице. Видимо, текст здесь испорчен.
    [37] ...огонь, наподобие как из камней — см. примеч. 3 к кн. второй о костях льва и смежных темах у Ар. Следующая фраза (о дельфине) выпадает здесь из контекста и, видимо, перенесена из другого места, скорее всего из конца § 59.
    [38] ...ногти... — в понятие ногти включены как ногти, так и когти.
    [39] В кожной высыпи, именуемой белой... вырастают черные — чаще всего считают, что Ар. описывает болезнь витилнго — приобретенный альбинизм. Однако Ар. не упоминает такого ее типичного признака, как мелкие белые пятна по всей поверхности кожи, затем постепенно увеличивающиеся. Напротив, упоминаемое Ар. поседение всех волос не является характерным признаком данного заболевания (AW, Bd. 1, S. 343).
    [40] ...овцы... рождают черных ягнят... <...>...две реки, одна из которых производит белых, другая черных овец — один из примеров преувеличенного значения, которое древние приписывали прямой формообразующей роли среды.
    [41] ...на Фракийской Халкидике... <...>...вместо Скамандра "Ксанф" — местности, перечисленные в § 78, определяют район, откуда к Ар. в период написания кн. третьей наиболее непосредственно поступала информация: район, возможно, совпадающий с местом создания этой книги, если не ИЖ в целом. Вся эта топонимика относится к юго-восточной Фракии и северо-западу Малой Азии: Ассиритида — долина на Халкидском полуострове, Антандрия — гавань у подножия Иды, Скамандр — река, текущая с Иды.
    [42] ...толще той, что окружает мозг... — здесь описаны наружная твердая (прилегающая к черепу) и внутренняя мягкая оболочки головного мозга; промежуточной, паутинной оболочки античность еще не знала. Из более поздних комментаторов Лр. Ю. Скалигер, видимо, о ней уже знает, но смешивает с той, что у Ар. названа "прилежащей к кости", а саму эту оболочку, т.е. твердую, упускает из вида, например, отнеся ее к костям черепа. В этом есть определенный смысл, поскольку она фактически является как бы их внутренней надкостницей. Если действительно имело место упомянутое смешение, то понятно, почему Скалигер считает нужным "уточнить" Ар. по поводу сказанного в § 80: на самом деле "мягкая оболочка не крепче и не толще той, что окружает мозг снаружи, но истинно прямо противоположное". Далее у Скалигера следует справедливое (если учитывать волокнистую и серозную оболочки печени и покрывающую почти всю печень брюшину, которую Ар. в § 81 тоже причисляет к "перепонкам") замечание: "Неверно также, что [после двух мозговых оболочек следующей по толщине] является оболочка вокруг сердца: ибо та, что окружает печень, толще ее" (Scaliger, р. 357).
    [43] ...оболочка вокруг сердца — околосердечная сумка.
    [44] Скорее всего свертывается кровь быков — см. примеч.
    [45] . Впервые возникает кровь у животных в сердце... — в сочетании с предыдущим параграфом, где говорится о пульсации крови и о ее перемещении к нижним конечностям, где она "становится гуще", этот тезис дает нам довольно точную картину античных представлений о движении крови в организме. Ничто в этой картине не намекает на возвращение крови к сердцу или вообще к какому-либо месту, из которого она исходит, и это радикально отделяет все эти представления от идеи кровообращения. Вместе с тем тезис о возникновении крови в сердце воплощает в себе одну из древнейших сторон концептуального фонда ИЖ, восходящую к древневосточным традициям. Смешивая два совершенно различных момента — исхождение крови от сердца и мнимый ее генезис там — Ар. сознательно стремится противопоставить свою точку зрения все же более реалистичной Гиппократовой идее о происхождении крови в печени. Точнее, эта идея была более реалистичной в смысле локализации кроветворного процесса в брюшной полости, но зато еще дальше уводила с пути, ведущего к открытию кровообращения, так как игнорировала центральную роль сердца. Еще Скалигер подметил эту противопоставленность аристотелевского воззрения гиппократовскому, комментируя данный параграф следующим образом: "Итак, здесь подразумевается, что печень не производит крови. И что Гиппократ неправильно полагал, будто печень более первична по сравнению с сердцем. И в этом же [воззрении], что вся кровь возникает в сердце, причина того, почему философ мыслил ее как расходящуюся по венам" (Scaliger, р. 373). Комментарий Скалигера, написанный уже незадолго до открытия кровообращения, был последним этапом в развитии аристотелевской концепции возникновения и движения крови; Скалигер попытался спасти эту концепцию и примирить ее с Гиппократовой, постулировав "два вида крови: один поддерживающий жизненные духи, другой обеспечивающий питание органов. В сердце присутствует первый вид, второй же... в печени, причем источник обоих заключен в сердце" (ibid.). Эта попытка компромисса, насколько мне известно, не попала в учебники по истории физиологии; однако она интересна как по-своему связывающая ИЖ с современной традицией исследования кровообращения и кроветворения.
    [46] Из ихора путем варения получается кровь... — здесь Ар. ссылается на важнейшую категорию перипатетической химии — "варение" (пепсис) как проявление начала "тепла" в изменениях искусственных и природных тел. В организме это — пищеварение, в конечном счете некая энтелехия, поскольку "варение — это [полное] завершение [образования тела] из той или другой из противоположных страдательных [способностей] под действием природного и внутренного [собственного] тепла..." (Аристотель, т. 3, с. 531). Виды варения: созревание, кипячение, жарение; из них к пищеварению, по теории Αρ., ближе всего кипячение, потому что то и другое "происходит во влажном и теплом благодаря теплоте самого тела, в то время как некоторые виды несварения [пищи] подобны недовариванию... Пищеварение происходит в верхней полости [живота], а в нижней разлагаются выделения" (там же, с. 535). Таким образом, в кн. четвертой "Метеороло-гики", равно как и в кн. третьей ИЖ, роль желудка в пищеварении явно абсолютизируется, в ущерб кишечнику.
    [47] ...о чем было сказано и раньше — в § 58. О мифологических истоках этого представления см. примеч. 3 к кн. второй. Следующая фраза — о том, что в костях свиньи якобы отсутствует костный мозг — видимо, интерполирована.
    [48] ...киты... тюлень... — иногда предполагают, что текст здесь испорчен; однако у Ар. и в других местах имеет место сближение тюленей с китообразными.
    [49] ...самое густое коровье — наблюдения Ар. над сравнительной плотностью молока у различных домашних животных нашли впоследствии количественное подтверждение (Barthelemy Saint-Hilaire, vol. 1, p. 393).
    [50] В Эпире... — страна, в позднеантичное время провинция на севере Греции, между Фессалией и Македонией. Описание Эпира в § 106 носит утопический характер и сохраняет что-то от картин "золотого века". Здесь, как и вообще в описаниях Эпира у Ар. и других древнегреческих авторов, отразились воспринятые через фольклорные каналы ностальгические реминисценции: Эпир был "колыбелью" греческих племен, где они долгое время обитали перед тем, как расселиться по югу Балканского полуострова. В Эпире же при Ар. еще сохранялся древнейший из греческих оракулов — священный дуб Зевса в Додоне.
    [51] ...прозвание от царя Пирра — имеется в виду один из царей Эпира (см. предыдущее примеч.), носивших это имя, по другим источникам неизвестный; возможно, и Неоптолем, он же Пирр, сын Ахилла, одно время (по послегомеровским мифам) правивший в Эпире.
    [52] ...вызывающих вздутие... у... химеры... — химера, точнее неопределимое жвачное; Ар. упоминает его единственный раз — здесь; у разных авторов оно фигурирует то как какая-то из пород коз, то как мифическое чудовище. Равным образом невозможно более точно отождествить упоминаемые Ар. в § 107 виды бобовых, воздействующих на лактацию или "вызывающих вздутие". Мидийская трава — предположительно люцерна посевная; цитиз — какой-то другой вид люцерны либо ракитник.
    [53] ...содержащее его меньше — на тексте главы XXI основывается Плиний Старший в "Естественной истории", в кн. XI которой (гл. 96, о приготовлении сыра) повторен текст данной главы.
    [54] ...в другом месте... — ОВЖ, кн. II. Вообще глава XXII представляет собой как бы сжатый конспект второй главы второй книги ОВЖ. Однако в ней (ОВЖ II, 2) применен уже понятийный аппарат кн. IV "Метеорологики": семя становится густым от "варения" под действием тепла, содержит в себе пневму. В целом эта глава ОВЖ произошла, видимо, путем расширения главы XXII кн. третьей ИЖ. Так, заключительная заметка кн. третьей ИЖ "Ложное написал о семенной влаге слонов и Ктесий" наращена в ОВЖ до рассказа о том, что Ктесий писал о семени слона и "был введен в заблуждение: он говорит, что семя при высыхании настолько твердеет, что становится подобным янтарю; но этого не происходит".
    [55] ...эфиопы извергают черное семя — это Геродот (III, 101) пишет об "индийских эфиопах". В ОВЖ (736а) Ар. усилил свои нападки на Геродота: тот "говорит неправду, как будто у имеющих черный цвет тела и все остальное — черное". В дошедших до нас текстах Геродота такого или равносильного указания в общей форме нет. Само же по себе известие о "черном семени" дожило по крайней мере до конца XVI в. Так, глубоко скептичный Монтень (Опыты, т. 2, с. 228) признает его достоверным наряду со "сведениями" о волках-оборотнях, песиго-ловцах и индийцах "без рта, питающихся лишь запахом".
    [56] ЛОЖНОЕ НАПИСАЛ... КТЕСИЙ — О КТЕСИЙ ПОДРОБНЕЕ СМ. ПРИМЕЧ. 29 К КН. ВТОРОЙ.

    0

    Похожие темы

    2012-10-17